Sherlock. The stories, the adventures.

Объявление












F.A.Q.


РОЛИ


СЮЖЕТ


ИЩЕМ!


НОВОСТИ


На форум срочно нужны ДЖОН и МЭРИ! Не пропуститеСПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ от администрации!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. The stories, the adventures. » I would be very much at home in such a world » [AU] Butterflies And Hurricanes


[AU] Butterflies And Hurricanes

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://cs631129.vk.me/v631129319/123fa/-DsFR36qxiQ.jpg
Время: 1890г. и никогда.
Место: Лондон и бесконечность.
Участники: Джим Мориарти, Шерлок Холмс.
Краткое описание: Хотите ли вы послушать сказку про времена давние, про принцев, королев, музыку и магию? Про то как дети Благого Двора беззаботно резвятся на зеленых бесконечных полях под звуки сладчайших из мелодий? Тогда вам не сюда. Здесь будет мир людей и охота на нежить. Здесь будут те, кто покинули свою страну и родичей по тем или иным причинам, избрав иную судьбу. Но так или иначе, бродячие осколки иномирья сталкиваются друг с другом среди суеты людской. Враги или друзья? Одно целое или навсегда чуждое? Вряд ли кто-то может это понять и, в первую очередь, они сами.
NB! Осторожно, горячо.

0

2

Не выходи из дома туманной летней ночью. В густой дымке не видно пути, свернешь с тропинки – и попадешь на другие, едва приметные даже ясным днем. Они заведут тебя далеко, так далеко от твоего дома и твоего мира, что ты их и не вспомнишь. Пойдешь вслед за огнями, решив, что деревня близко. Но то будут не приветливые огни свечей, стоящих у окон. Тебя поманят за туманы огни фэйри.

А за туманами скрыт Ги-Бразил…

Шмыг! Что за тень промелькнула в тумане? И еще! И снова! Юрким зверьком по волшебным тропкам спешит малютка брауни. Смотрит сердито из-под косматых бровей, суровый, сосредоточенный, сильный – таких среди племени домовых нечасто встретишь.
Вот он щелчком маленьких пальцев погасил волшебные огни, нырнул куда-то в сторону, распугал зайцев на поляне, оседлал одного, и помчался вперед, держась за длинные заячьи уши.
Он слегка разогнал туман, лунный свет пролился в чащу, расцветив ночь оттенками синего. Лес вскоре поредел, а потом и кончился вовсе. Вдали забрезжили огни, уже не волшебные, а вполне настоящие.
Заяц домчался вмиг до крайнего из домов. Из трубы жилища валил дым: хозяин разжег камин, чтобы разогнать сырость. Брауни спрыгнул со своего скакуна, потрепал ему шкурку ласково, и тот устремился обратно в лес.

Моран, так звали брауни. Моран жил на этом и на другом свете уже много-много лет, но очень мало из них он посвятил обычным делам брауни. Никогда он не заглядывал к людям, чтобы помочь им по хозяйству, никогда не искал для себя блюдца молока на крылечке. Не давал добрых советов, не прял пряжу для юных дев и не наставлял кухарок.
Всё дело было в том, что давным-давно Моран состоял на королевской службе при Благом дворе. В его обязанности входило присматривать за порядком в обители королевы и ее свиты и быть личным стражем Её Волшебного Величества и наследников. Славные то были времена…

Но с тех пор минуло так много лун, что мало кто теперь вспомнит Морана в Волшебной стране. Теперь он жил рядом с людьми, как самый обычный брауни, и всё же, оставался чрезвычайно необычным.

Жилищем, в которое он ловко пробирался этой ночью, был местный паб. Хозяин ворошил угли в камине – языки пламени взвились, затанцевали, распугивая холод. Посетителей было немного: старый завсегдатай Томас мирно дремал, сложив руки на пивном животике, что-то бурно обсуждала компания за столом у окна. А в самом углу, прислонившись спиной к стене и надвинув потрепанную шляпу на лоб, сидел хозяин брауни Морана.

Вы бы непременно обратили на него внимание, если бы пригляделись – такой вот волшебный парадокс. Кожаный сюртук его был как будто покрыт шрамами, но умело залатан, дорожная пыль скопилась на его высоких сапогах, потертой была его шляпа, но под всем этим хозяин носил безупречный элегантный костюм и белую, как снег на вершинах гор, сорочку. Взгляд его, скрытый под полами шляпы, был жгучим и цепким, и знающее существо непременно обратило бы внимание на опасно вспыхивающие красным огоньки в их глубине. Моран обращал всегда, и очень старался не дать им разгореться.

- Что так дооолго, Басти? – лениво протянул хозяин. Моран уселся на выступ стены, спрятавшись от любопытных глаз за горшком герани. Поерзал, засопел.
- Были дела, сэр, - сказал он, и хозяин поморщился. Он не любил, когда Моран называл его «сэр». Но тот упрямо повторял это из раза в раз, как будто того требовал какой-то не писаный закон. Впрочем, хозяин отвечал любезностью на любезность, называя Морана не данным ему по крови именем, а нелепой кличкой Басти, заставляя брауни сопеть сильнее обычного.
- Эти твои дела… Ты же знаешь, что однажды мне станет скучно, и я выясню все-все про твои дела, мой милый.
Брауни постарался ничем не выдать своего беспокойства. Впрочем, исполнения этой угрозы он подспудно ожидал с того самого момента, как маленький хозяин научился ходить. Моран сильно подозревал, что хозяин знает о его вылазках больше, чем демонстрирует. Он мог только надеяться, что дела его не слишком плохи, и мистер Хо… Тшшш. Некоторые тайны витают в воздухе, но их время еще не пришло.
- К делу, Басти, хватит сопеть. Какие новости?
Ооо, новости у Морана были. Еще какие. Вот только были они такого рода, что юному хозяину узнать их нельзя было ни в коем случае. Слухи, конечно, еще не подтвердились, и оставалась надежда, что сведения ошибочны, что тот, кто появился в их краях, совсем не…

Неожиданно малютка брауни обнаружил, что цветок герани оказался перед самым его носом, и… звонко чихнул.

Хозяин выпрямился на стуле, брезгливо поморщился, сердито снял шляпу. Шумная компания враз притихла, все взгляды устремились на хозяина.
- Это он, - зашептали. – Это Мориарти!
- Точно. Точно он…

Джим ненавидел такие моменты. Эту промозглую ночь он рассчитывал провести в тепле и уюте, с пинтой лучшего эля, что был у Пита. И в тишине. Прежде всего в тишине.
Но он был узнан, и по взволнованным лицам рабочих он понял, что гложет их не праздное любопытство. У них было дело. Конечно, у них было дело.

Что ж. Расскажите Джиму.

- Джентльмены, - Джим кивнул им. – Могу я вам чем-то помочь?

Они подошли к нему вместе, боялись, не решились даже сесть, опасливо поглядывали в сторону горшка с геранью. Джим улыбался и ждал. И они рассказали.
- Мы услышали случайно. И я сразу сказал – это фэйри, сэр. Это точно фэйри!
- Я двадцать лет играю на скрипке, сэр, но мне такого мастерства в жизни не видать!
- Это волшебство! Волшебство!

С каждой сбивчивой, произнесенной испуганным полушепотом фразой улыбка Джима Мориарти – таинственного специалиста по делам нечисти – становилась все шире и жестче. В глубине его черных глаз что-то заискрило.

Моран знал этот взгляд. Так бывало, когда хозяин предвкушал игру. Большую игру со своей жертвой.
Сердечко брауни упало. Он, конечно, понял, о ком идет речь. Худшие его опасения подтверждались…

[AVA]http://savepic.ru/8631449.png[/AVA]

+2

3

Порыв западного ветра распахнул неплотно закрытые створки окна и рассыпал по полу листки с нотной вязью. Пламя свечи, робкий и неловкий огонек в темноте комнаты задрожало еще сильнее и, испустив последний сизый вздох, погасло.
Шерлок отложил скрипку в сторону и потянулся. Достаточно на сегодня. Не то что бы ему, Дина Ши, требовался свет, или ноты, или даже сами по себе репетиции. Просто ему нравилась музыка. Она упорядочивала мысли и проводила их в идеальное состояние. А сейчас высшему фэйри было о чем подумать. Не так давно, все - пламя свечи, сломанная ветка терновника у порога, слишком яркие блики луны на воде, все предвещало серьезные неприятности. Для тех, кто умеет видеть, а не просто смотреть,  каждая мелочь приносит вести с той стороны бытия. А видеть Шерлок умел.
Он приехал сюда, в этот дымный и влажный город, что стоит на реке, чтобы принести свою музыку людям. Подарить им краткие, но такие волшебные грезы о несбыточном и прекрасном.  Ши не был жаден или корыстлив, впрочем, особо добр и милосерден тоже не был. Он просто любил делать то, что ему нравилось и никогда не делал то, к чему не влекло его душу. За свою музыку он брал со смертных хорошую плату. Нет, не те монеты, что они с радостью платили, были по настоящему ценны. Ему нужно было другое - их слезы, их печали, их радости. Свет, что испускали их глаза, когда они были счастливы - истинный свет, бесценный и питательный для мятежного дитя Благого Двора.
Прошло много, очень много по земному исчислению времени, с тех пор как Шерлок покинул родные холмы, оставив за спиной своих родичей с их унылыми традициями, бесконечными чопорными протоколами, кознями и грызней. Вина Ши - хранители первородной магии, дивный народ для смертных, на самом деле были невыносимо скучны и невероятно предсказуемы. Всегда можно было наперед сказать, что, когда и зачем они сделают. По сути, они напоминали Шерлоку пчел или муравьев - всегда при деле, всегда на службе Королеве, ограниченные в своем всевластии, даже бездельничая они выполняли некий ритуал. Сплошные ритуалы, предписания и традиции. Рутина, топтание на одном месте. Скука!
То ли дело смертные. Они были намного интереснее, живее и они двигались вперед. Пусть забавно, нелепо и совсем неловко, словно младенцы учащиеся ходить. Пусть они не обладали древней магией, а заменяли ее своей занятной наукой, но все же, их не сковывали унылые традиции и заумные правила. Они меняли свой мир, все быстрее с каждым столетием, и Шерлоку было с ними... почти весело.
Поэтому сегодня ночью он будет играть для них, а они будут слушать его и смотреть на него. И тогда, когда звуки истинной королевы - музыки, заполнят их души до краев, так, что там не останется больше ничего, кроме наичистейшего восторга и света, тогда, он соберет плату за свой талант и озарение снизойдет не только на смертных, но и на самого Дина Ши. Да, так оно и будет.
Но вернемся к насущным проблемам. Шерлок чуть нахмурился и подойдя к окну бросил взгляд на улицу. До концерта осталась пара часов, пора выходить. За окном парил бледный едва мерцающий болотный огонек. "Берегись! Опасность! Он придет! - Шипел Вестник, скользя по изломанной траектории. - Сокрытый во мраке, охотник на Ши. Придет, придет..." - испустив последний писк, истаял в вечерних сумерках. Шерлок раздраженно захлопнул окно и стал аккуратно убирать скрипку с футляр.
- Охотник на Ши, кошмар да и только. Селена Благая! Да я просто в ужасе и немедля лишусь чувств. Мог бы придумать что-то поумнее, Майкрофт, если тебе так хочется поговорить со мной, - воскликнул он в темноту комнаты и вышел. Старший братец, ближайший советник Королевы Благого Двора и одновременно самый унылый Ши на планете, не заслуживал ни минуты его внимания.
[NIC]Sherlock[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SGOap.jpg[/AVA]

+1

4

Искусством наводить порталы Джим владел в совершенстве, и помогло ему в этом, как он считал, не столько то, что треклятая кровь фэйри текла в его жилах, сколько то, что он терпеть не мог долгие дороги. Наверное, он бы изобрел портал, даже если бы был простым смертным, лишь бы не уныло созерцать пейзаж за окном трясущегося по кочкам экипажа.
Басти всегда поглядывал на него с опаской в момент, когда синие искры разлетались из рук Джима и сплетались в призрачное окно. Такая магия была брауни не по силам, и что-то подсказывало Джиму, что домового впечатлял не только сам портал, но и то, как легко это действо Джиму дается. Глупый ворчун. Мориарти прекрасно понимал, что тревожит Морана более всего.

Кровь Неблагого. Темная кровь.

Ах, оставь тревоги, мой милый Басти, что бы мы с тобой делали без этих чудесных проявлений моей темной сущности? Как было бы скууууучно. Еще не известно, что более отвратительно – то, что ты бастард уродца Неблагого Двора, или то, что твоя мать добровольно отказалась от тебя, будь она трижды благая из благих!

Джим схватил Морана за руку, и в мгновение ока невидимая сила подхватила их и  закружила в вихре, а еще через мгновение они очутились в пыльной театральной коморке.
Моран чихнул, и Джим возвел очи к небу:
- Да что с тобой сегодня? Фэйри не болеют, хватит отлынивать от работы.
- Ненавижу порталы, - пробасил брауни, и Джим довольно рассмеялся. Он потянулся, разминая плечи, затем снял свой сюртук и аккуратно сложил его на деревянную скамью. Прикрыв глаза, он втянул ноздрями пропахший сыростью воздух, улыбнулся мечтательно, замурлыкал.
- Ммммм…. дааа. Время повеселиться, Басти.
Хлопнув в ладоши, он протанцевал к двери и шутливо поклонился брауни.
- Дамы вперед!
Басти сердито сверкнул глазками, но повиновался.

- Прижмете его к стенке, сэр? – спросил он, пока они шагали рядом, ничем не выдав своего волнения.
Джим поморщился:
- Разумеется, нет. Я не действую как топор. Мой клинок так тонок, что противник не сразу понимает, что сражен.

Тут Мориарти резко притормозил у входа в костюмерную. Он щелкнул пальцами:
- Нужно что-то… попроще. Что-то для обделенного вниманием третьего сына какого-нибудь бездарного помощника судьи.
Басти выгнул косматую бровь. Джим фыркнул:
- Сорочку и брюки из дешевой ткани, не слишком приметные сапоги, бежевый сюртук. Быстро!

Брауни нырнул в костюмерную, а Джим остановился у большого грязного зеркала. Он взъерошил свои волосы, начесал пальцами на лоб челку и придал своему подвижному лицу выражение восторженной мечтательности. Пройдя дальше по коридору, он заглянул в дверь, ведущую в зрительный зал. Он был почти полон, хотя до концерта оставался еще целый час.

Цепкий взгляд Мориарти скользил по лицам зрителей, улавливая нужные оттенки эмоций. В какой-то момент он остановился на бледном личике девушки в простом клетчатом платье, с каким-то печальным и затаенным восторгом разглядывающей афишу концерта на стене.

- Сэр, - Моран подергал Джима за пояс брюк. Джим бегло оглядел его добычу.
- Сойдет, - кивнул он, отступил в дальний угол и быстро переоделся.  Вещи из костюмерной были старыми, но чистыми. То, что нужно. О, да. – Пока всё. Будь в зале, но не попадайся на глаза нашему новому другу. Ты разрушишь мою легенду.
Басти от души вздохнул, собрал хозяйскую одежду и исчез. Джим еще немного постоял в коридоре, примериваясь к новой личине, а потом нерешительно, нервно сминая в руке полу сюртука, вошел в зал. Он аккуратно, то и дело извиняясь, прошел среди зрителей к месту, где висела афиша.

Рисунок на ней изображал скрипача. Он подбросил смычок, готовясь играть. Его профиль был изящен и тонок, глаза прикрыты, темные завитки волос мягко обрамляли бледное лицо.

Шерлок Холмс, удивительный скрипач – гласили алые витиеватые буквы, и Джим едва не рассмеялся.
Ну, здравствуй, житель холмов.
Ними-ними-нот, а зовут меня Том-Тит-Тот.

Девушка в клетчатом платье смотрела на Шерлока с афиши во все глаза.
Пришло время действовать.

Джим (этот новый Джим) хотел отойти и задел ее плечо.
- Ох, простите, простите! – залепетал он одновременно с ней. Неизвестно, кто из них извинялся бы дольше, если бы Джим робкой и очаровательной улыбкой не смутил эту бледную деву окончательно, заставив ее замолчать и опустить глаза долу.
- Вы… вы тоже здесь не впервые? Простите! Я заметил, как вы смотрели на афишу, простите, простите! – ах, Джим, милый Джим, не прекращай извиняться. – Когда я услышал его впервые, я весь вечер не находил слов от восторга, я… я был очарован!
Что-то похожее на робкую надежду мелькнуло во взгляде девы, когда Джим в порыве чувств прижал руку к сердцу.
- Теперь мне кажется, что я готов слушать его вечность. Если бы это было возможно… Но, простите, простите меня, я позволил себе лишнее!
Он собирался уйти, этот глупый Джим, но уловки сработали.
- Постойте! – воскликнула девушка. – Постойте. В-вы правы, вы в точности выразили все, что чувствую я.
Щеки ее заалели, она снова опустила голову. Джим терпеливо ждал.
- Я была на каждом его концерте.
Джим, сын судьи, не сдержал восхищенного вздоха:
- Но как вам это удалось?! То есть… простите, я… я смог позволить себе это только дважды.
Девица подошла к нему ближе и заговорила, робко оглядываясь по сторонам:
- Я не простая, не простая зрительница. Я продаю билеты.
Ммм! Как это прекрасно. Значит, он не ошибся. Эта сумка в ее руках, конечно же.
Тут ее лицо засияло, она покопалась в сумочке и аккуратно извлекла оттуда один из билетов. На нем ярко-синими чернилами были выведены вензеля – SH.
- Возможно ли это?! – Джим прижал ладонь к губам. Девушка закивала. – Какое… какое сокровище, вы позволите?...
Она кивнула, и он аккуратно, кончиками пальцев коснулся подписи.
Хмм. Так он и думал. Чернила эльфов.
- Это невероятно! – голос Джима звучал так искренне, так взволнованно. – Вы счастливейшая из смертных, мисс… Ох, какой же я глупец, я даже не представился вам! Я Джим. Джим Мортон.
Она присела в полупоклоне, промолвила робко:
- Молли Хупер.
- Я так рад нашему знакомству, мисс Хупер, - сказал он и покраснел, как девица.
Молли покраснела тоже.
- Джим, - сказала она. – Я могу пройти в его гримерную. Мой отец работает здесь смотрителем. Но я… я ужасно боюсь сделать это одна.
Внутренне Джим готов был пуститься в пляс.
- Конечно! Ни слова больше, давайте сделаем это! – пылко зашептал он.

- Это… это так… не прилично, - шептала она, глупо хихикая, пока они спешили по коридорам к гримерным. – Что он о нас подумает?
О, чем меньше он о нас подумает, тем лучше. Если все пройдет по плану, Шерлок Холмс уделит им столько же внимания, сколько случайно залетевшим мухам.
- Это наш шанс! Мы не можем его упустить! – так же глупо хихикал Джим.
Дверь в гримерную Шерлока Холмса была плотно прикрыта. Переглянувшись, Молли Хупер и Джим Мортон прижались к ней щеками, прислушались. Внутри было очень тихо.

Джиму Мориарти не хотелось тянуть ни минуты.

- Сейчас или никогда! – шепнул он и открыл дверь.

Сейчас нельзя быть внимательным, напомнил он себе, стараясь не цепляться жадно взглядом за каждую мелочь. Сейчас время Мортона, робкого почитателя, мальчишки, влюбленного в скрипача.
Он замер, прижав руки к груди, боясь вздохнуть от охватившего его восторга и трепета.
- Ш-ш-шееерлок-к… - прошептал он.
За его спиной краснела и бледнела Молли Хупер.
- Мистер Холмс, - проблеяла она. – Это я, Молли. Молли Хупер, дочка Хупера, смотрителя. А это… это мой друг Джим.

Очаровательно.

[AVA]http://savepic.ru/8631449.png[/AVA]

0

5

За полчаса до концерта, Шерлок прибыл на место и скрылся в выделенной ему гримерной.   Из-за глупой выходки своего брата, он вышел из гостиницы в немного раздраженном расположении духа и, отпустив заказанный кэб, пожелал пройтись пешком. Ши не следил за тем, как быстро и куда именно передвигался по улицам Лондона. Кажется, задумавшись, он пару раз сходил с дороги смертных и переступал грань миров. Тропинки ведомые фэйри и улицы доступные людям пересекаются или накладываются друг на друга почти везде, но совершить переход с одной на другую возможно только тем, кто рожден не на стороне смертных.
Поэтому совсем не длинный путь занял у Шерлока так много времени. Обычно он любил приходить пораньше, чтобы настроиться на зал, вслушаться в потоки мыслей-эмоций, что невесомой дымкой всегда окружают места скопления смертных. Но не сегодня. У него едва хватило времени, чтобы сбросить пальто и заняться скрипкой.
Только он успел взять в руки смычок и канифоль, как дверь раскрылась и в нее просунулись два человеческих существа. Шерлок автоматически провел канифолью по волосу смычка и только потом обернулся на вошедших. Ввалившихся, если уж быть точным. Скрипач молча чуть приподнял бровь и бросил на них скользящий, но внимательный взгляд.
То были двое юных существ, почти детей, но все же покрупнее и старше.
Одна из их, дева, весьма свежая и почти хорошенькая от переполнявших ее эмоций, смотрела открыто и искренне. Шерлоку хватило одного взгляда, чтобы прочесть ее всю - от кончика остренького носа до подола простого платья. Ее сердце светилось мягким и трогательным светом застенчивой радости, но ши был уверен, оно может дать много, много больше, стоит ему соприкоснуться с дуновением настоящей музыки.
Во всем остальном девица была заурядна, если не сказать скучна - Молли. Зачем вообще использовать столь куцее сокращение красивого и древнего имени?
Второй смертный, ее сопровождавший и, судя по флеру лукавства сквозившего во всем его существе, зачинщик этой эскапады был немного интереснее. Лжец. Вот первое, что промелькнуло в голове ши. Одежда потрепанная и нарочито простая. Взъерошенные волосы, восторг в ярких глазах и этот нервный жест руками, слишком красивыми для человека неблагородного происхождения, - все по отдельности так живо подчеркивало образ, но собранное вместе было слишком... слишком. Словно не человек стоял перед ним, а искусная картинка человека. Шерлок чуть сощурил глаза, но не позволил усмешке тронуть губы. Какими бы ни были твои цели, смертный, они меня позабавят. Играй.
- Приветствую! - Сказал он, коротко кивнув головой и снова вернувшись к смычку. - До выступления совсем немного времени, но я позволю себе один вопрос, милая Молли. Уверены ли в том, что Джим действительно ваш друг? Не думаю, что вы знакомы давно, скорее всего, он искал знакомства с вами, или с вашим батюшкой. Невинный разговор с восторженной девушкой, пара наводящих вопросов и вот вы уже здесь. Пожалуй, я переадресую свой вопрос - что вы ищите здесь, Джим? - произнеся эту тираду на одном дыхании, Шерлок наконец оторвал взгляд от волоса на смычке и посмотрел юноше в глаза холодным и бесстрастным взглядом. Что-то было там еще. За этими глазами и участившимся стуком сердца смертного, что-то большее, чем алчный интерес газетчика или светского сплетника. Но врожденное высокомерие и груз жизненного опыта, что несет на себе любой из Вина Ши, не дал Шерлоку всерьез углубиться в это ощущение. Вместо этого, он предпочел дождаться ответа Джима и уже после решить, что с ним делать.
[NIC]Sherlock[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SGOap.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Sherlock. The stories, the adventures. » I would be very much at home in such a world » [AU] Butterflies And Hurricanes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC